aif.ru counter
04.04.2019 11:04
269

Руководитель, критик и мама

Каждый раз, читая в афишах о приезде разносортных  «звёзд», немножко грущу. Почему-то мы не привыкли ценить то, что находится рядом. Бежим и платим 4 тысячи за шумосветовую фонограмму под названием «шоу». Это как  в огороде: ходишь по траве «мокрица», топчешься, вырываешь ее с корнями безжалостно. А  потом - хвать  книжку про лекарственные растения. А она, оказывается, кладезь.  А в аптеке сплошная синтетика. Да  к тому порой  фальсификат.

 Но я расскажу о другом уровне культуры. О настоящем.  

Влюблены в творчество

Спустя  пять лет обучения по дополнительной предпрофессиональной программе  «Искусство театра»  в ДШИ (бывших «Орешках»)  давался спектакль  по пьесе Дона Нигро, перевод Виктора Вебера, «Зверюшкины истории». Это итоговый выпускной спектакль, который в  училище бы назвали дипломным - как государственный экзамен.    Ученикам будет вручён после сдачи всех экзаменов свидетельство государственного образца.

     Почему я говорю «давался  спектакль»? Потому что всё было по-серьёзному: очередь в гардероб,  опаздывающие слегка родители,  и попытки рассадить всех зрителей  на стулья, скамейки,  и даже на  колени.  Были заботливо припрятанные букеты  зрителей, которые пришли не в первый раз.  Была растерянность режиссера (она же  преподаватель и руководитель курса, она же  критик, она же  «мама» для каждого  юного актёра  - Марины Саттаровой. Потому-что на такое количество зрителей  в репетиционном зале просто не рассчитывали.     Были студенты - актёры из Забайкальского краевого училища культуры   и просто те, кто влюблён в творчество режиссера  Марины Саттаровой.

  Лаконичные декорации: кубы,  мешковина по стенам и одинокий держатель для таблицы, которая меняется от сцены  к сцене: «Летучий Мышь»,  «Суслик»,  «Попугаи», «Леминги», «Коровы». Наконец-то все расселись и  появляется  суетливая техничка  со шваброй  - рассказывает нам,   что мы в  зоопарке.

 А  вот и первая  сцена:  Индюшки. Сразу оговорюсь - никаких костюмов.   Стандартные дрессы и чешки, только на голове яркие банты – Индюшки ведь.  Три героини. Как признаётся одна из них, смысл жизни  только в свежих, сочных, божественных кукурузных початках! И другая вторит ей: «Дааа». И разговор, и суета только по этому поводу. Именно в этом и есть смысл. Но к счастью, есть и та, которая   не похожа на всех:  индюшка, которая мечтает научиться играть на саксофоне, чем вызывает смех  у остальных.

  И  промелькнула  крамольная мысль: всё, как у людей. Одним только бы   «свежие початки» – жить живота ради. Но есть и те, у кого смысл жизни - научится играть.

В четырёх минутах – глубинный смысл

А вот вроде бы  изначально  уморительный  сюжет: скандал  в семье попугаев. Надоевшая главе семьи  самочка со своими «крекерами»,  с повторением заученных фраз. Правда, под окриками   может сменить «пластинку». Но  это уже не радует – надоела за всю совместную жизнь. Даже неожиданное признание в любви  не радует. Обозленный попугай   желает ей издохнуть,  чтобы только не слышать её криков, её «крекеров».  И самочка, осознав это вдруг,  падает на пол, уронив бессильно голову на тонкой шейке. И  сколько не просит попугай  её откликнуться, она молчит и не  подаёт признаков жизни.

И от этого грустно до слёз. А не так  ли убивается  в наших  клетках-домах  любовь?

Окриками,  тычками,  злыми пожеланиями?  Так. И  вот уже  одинокий самец  выглядывает за прутья  клетки и окликает другую:  «Поллллииии»,  когда   погибшая  ещё лежит рядом. В четырехминутной миниатюре такой глубокий смысл.

Монологи  Летучего Мыша  и Утконоса  о мучительных поисках себя.  - Кто я?  Не  птица. Не   животное. Кто? Почему  все отвернулись? Почему никто не хочет со мной посидеть?   И  фраза в зал: «А вы что за зверь?»    

И эти мучительные поиски  себя – тоже  философская ипостась с людьми, испытывающими бесконечное одиночество. А  как они правдивы в переложение на сегодняшний день, когда, уткнувшись в гаджет,  мы не видим рядом самого родного своего человека.   А парочка леммингов, суетливо несущихся вперед. «Что там впереди? Обрыв? А под ним вода? А ты тоже не умеешь плавать?  Но всё равно бежим…Сцена, от котрой становится немножко страшновато. А куда МЫ бежим?

Мышеловка.   Губительно вкусный, фантастически притягательный сыр  в мышеловке.

Портреты родни, погибшей в мышеловке -   мыши - родители-мыши - деды и т.д.  Мышь, который все это знает,  понимает, но… запах бесплатного сыра   завораживает и не выпускает. «Я  только понюхаю,  только потрогаю, - борется он сам с собой, не в силах отойти от сыра.  Гаснет свет и грохот  захлопнувшейся мышеловки - финал.   У кого как, а у  меня ассоциации – алкоголь, наркотик и рядом  любопытный  наш  «Мышь» - современник, погибший  под  губительной наркотой или спиртом.

Но больше всего  поразили, конечно,  три Коровы в сцене «Ожидание». Режиссер   выбрала такую удачную   идею -  гламурные коровы  в какой-то очереди. Одна, одев наушники, бездумно пританцовывает,  вторая - на высоких  каблуках, с  глянцевым журналом в руках,  старательно красит губы, нарисовав их на пол-лица (привет «силиконовым» губошлёпам), и только третья коровьим своим умишком  понимает, что что-то не так.  «Куда очередь?  Чем это пахнет?  Где луга?  Почему очередь не движется?» – бесконечно пытает она продвинутых подруг. А те только отмахиваются, поглощенные собой,  жвачкой,  музыкой, макияжем. «Пахнет   страхом! Почему не пахнет лугами?» - ужасается третья!   И очередь двинулась на бойню. Темнота.  И если бы вместо музыки прозвучал  выстрел и мычание, было бы ещё больнее  и зримее: за своей жвачкой,  погоней за гламуром  и музыкой в ушах  мы и не заметим, что оказались на бойне. Всё, что было доброе и чистое – убито на гламуровской бойне.   Быть  может,  посыл «Пахнет страхом»  заставит кого-то снять наушники,  отбросить в сторону журнал и оглядеться: а где же луга?

«В детей врастаю»

В  общем,  показавшаяся  было шутливой форма подачи зверинца  вдруг  в философской совершенно манере показала все проблемы  нашего   человеческого «сегодня».  Но самое ценное то,  что сидевшая в зале молодежь  нередко прятала слезы, потому что всё,  о чём поведали зверушки,  вдруг оказалось  потаёнными чувствами, настолько своими, что вроде и плакать стыдно,  и сдержаться сил нет. Потому что сюрреалистическая фантазия на темы зоопарка, изначально казавшаяся комедией-фарс, комедией самоиронией   вдруг  становится трагедией.

Я, к сожалению, только    третий раз смотрю постановки Марины Саттаровой, и каждый раз поражаюсь тому, как из обычных детей  она делает настоящих артистов.  Жалею, что не смотрела её спектакли раньше. Завидую тем  вузам, куда поступят эти дети дальше - это будет украшение студенчества, поскольку им уже известно так много об умении перевоплощаться, об оценках, о паузах, о пластике. Дай Бог, чтобы шли по стезе, на которую им указала Марина Евгеньевна!    

Спектакль воспитанников М.Саттаровой «Адам и Ева» по рассказам Марка Твена вначале меня удивил  опять же минимализмом декораций. А потом неожиданностью трактовки, когда в образе нескольких Адамов и нескольких Ев  были показаны  многогранность, порой противоречивость  женской и мужской натуры, характерные черты  их.  Со страхом ожидала, как будет показан момент первородного греха- то самое яблоко в раю.  Но его показали настолько   трепетно и бережно, что зрители   ни минуты не сомневались -  это любовь.  А с какой простотой  были показаны плоды любви - дети. Отцы просто качали на руках перекинутые через плечо  декоративные белые  шарфы,   но с такой нежностью всматривались в лица предполагаемых на руках младенцев, что никто в зале не сомневался - там малыши.

«Адама и Еву» поставили дети из образцового  театра-студии «Белая ворона»,  тоже воспитанники Марины Евгеньевны после «Адама и Евы» ушли  готовиться в ГОСам, они учащиеся 11го класса.

«Конечно,  в детей буквально врастаешь, - признаётся Марина Евгеньевна. -  Это пять лет совместных встреч, слез, радостей, взлётов и падений. И  как итог:  когда аплодируют стоя, и хочется самой плакать от того, что всё получилось.   Кстати,  хочется плакать,  когда уходят старшие, самые подготовленные. Но некогда. Сейчас у нас: младшая студия «ДЕБЮТ» -  дети 8 лет, Подготовительный класс - дети 9—10 лет. Они пойдут в 1 класс. В процессе  учебы сейчас 2,3,4,5 классы. В программе 9-11 предметов. В старшей студии  дети  могут быть  от 13 и старше. Их в этой студии сейчас 4 человека. Остальные готовятся к ЕГЭ».

К слову сказать,  «Адам и Ева» получили Гран-При  на краевом смотре театральных коллективов «Театральная рампа», и снова  мне становится жаль, что так ничтожно узок был круг зрителей.

Самое главное - такой  титанический труд  вырастания маленького творческого зернышка в юное красивое деревце так мало видим для зрителя. А  ведь это не  спектакли, а целое событие. При подготовке своего отзыва погуглила  в интернете, как эта пьеса ставится на чужих подмостках. И пришла к выводу, что у наших было ярче, артистичнее и понятнее.

…И даже строитель!

За плечами  Марины Евгеньевны  - краевое  училище культуры, театральное отделение,   а позже,  в 1988 году  она окончила  ВСГИК  Улан-Удэ по специальности «Руководитель самодеятельного театрального коллектива». В 2005 году окончила Современную гуманитарную Академию по специальности «Юриспруденция».  

«Я занималась очень разными вещами: массовыми праздниками, образовательной деятельностью, профессиональным театром, газетой и даже капитальным строительством, - улыбается моя собеседница. - Но все  это вот уже 37 лет сопровождается работой с детским театром. Это единственное, от чего  не получилось уйти. Точнее, обстоятельства складывались так, что приходилось от этого отказываться, но судьба неизбежно приводила меня в этот сложный, непредсказуемый, гипнотический мир. Значит, так тому и быть. Значит, именно здесь моё место».  

Это полностью  подтверждают слова её коллеги режиссёра Г. Жуковой:  «Она была самая яркая у нас  в училище. …Грива пшеничных волос ниже пояса, очень статная, красивая, одаренная  актёрски и режиссерски. Была погружена в театр, точно знала, что пришла научиться профессии. Я  и сейчас с нею периодически общаюсь. Нравится, что она  рада разделить свои знания и опыт  с другими коллегами и с молодежью.  Режиссерская работа  стала смыслом её жизни. Случайные люди в этой профессии не задерживаются». 

Кстати, помимо работы в ДШИ Марина Евгеньевна преподаёт «Сценическую речь» в училище культуры на актёрском факультете. Остаётся только гадать, бывает ли она дома при таком графике и ритме жизни?

     В ноябре 2017 года театр «Белая ворона», представляющий читинскую школу искусств № 7 под управлением Марины Саттаровой, стал обладателем главного приза Всероссийского  детского поэтическо-театрального фестиваля «Табуретка» в номинации «За удачное погружение вглубь веков».

Поездка  была  под вопросом: не было финансов. Но помогли спонсоры и родители. Теперь у театра есть награда – главный приз фестиваля, которым гордятся  и дети, и их родители. А  Марина Евгеньевна уже  ищет новые пьесы. Почивать на лаврах – не её  стиль, и  пожалуй, если бы финансы  позволяли, каждый  её спектакль  с детьми  приносил  награды: настолько  необычны  постановки,  трактовки произведений. Лаконизм декораций  полностью  оправдывается ювелирно точной игрой подростков, и целым калейдоскопом их чувств, живых, не наигранных.

 …О  чем хочу еще  сказать в  завершение: не пропустите такое событие, если оно вдруг будет – театр-студия Марины Саттаровой «Белая ворона». Или любой спектакль её воспитанников из театрального отделения ДШИ №7!

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество