137

Владимир Тихомиров: «Журналистика – это пульс времени»

В.Тихомиров со студентами первого курса ЗабГУ.
В.Тихомиров со студентами первого курса ЗабГУ. / Елена Лоскутникова / АиФ

Трудовой стаж у доцента Кафедры журналистики и связей с общественностью ЗабГУ Владимира Тихомирова составляет 54 года. 25 лет из этого он работает со студентами. О том, как зародилось журналистское образование в Забайкалье, как не терять с годами любознательность, активность, быть творческим человеком - об этом беседуем с Владимиром Алексеевичем.

Журналистика - это ещё и летопись истории

Елена Лоскутникова, «АиФ-Забайкалье»: - Владимир Алексеевич, вы согласны с тем, что журналистика – это пульс времени?

Владимир Тихомиров: - Да, конечно. Освещение событий, их оценка, комментарии нужны, прежде всего, людям, живущим сегодня. Они должны знать, что происходит, почему происходит, что ожидать от будущего. И, конечно, иметь собственное мнение по этому поводу – без полной информации это просто невозможно. Кроме того, журналистика очень серьёзно влияет и на трансформацию нашей жизни – жизнь меняется во многом потому, что СМИ формируют в людях определённые ценности, определяют их вектор развития. И сама журналистика меняется под воздействием общества. Когда-то потомки будут судить о нашем времени, изучая, прежде всего, СМИ. Это летопись истории.

- Как паренёк из Ленинградской области оказался в Иркутском государственном университете на отделении «Журналистика»? Я знаю, что вы родились не в Забайкалье.

- Из Выборга, где я родился, нашу семью привело в Забайкалье назначение моей матери начальником геологической партии в эти края. После её гибели отец с нами двоими малышами (моя сестра была старше меня на полтора года) перебрался в Читу, где я окончит школу №5 и у меня был выбор – поступить в технический институт, поскольку я был силён в математике и даже получил направление в Иркутский политехнический. Но был силён и в литературе, писал стихи, прозу и т.д. От направления отказался и поехал по рекомендации сектора печати Читинского обкома партии работать в районную газету «Ленинское знамя» Улётовского района, поскольку тогда для поступления на журналистику нужен был стаж. Ну, а потом учёба и работа, армия, работа в районной печати, в том числе редактором, потом в областной газете «Комсомолец Забайкалья – редактором. В 1981 году Читинским обкомом КПСС был направлен в Академию общественных наук при ЦК КПСС, где защитил диссертацию кандидата исторических наук. Затем работа зам. председателя Читинского комитета по телевидению и радиовещанию, собкором центральных изданий, наконец, волею судьбы, стал заведующим кафедрой журналистики Читинского педагогического института.

- На кого вы ровнялись в период профессионального становления?

- В молодости я много читал федеральную прессу – «Комсомольскую правду», «Советскую Россию», «Литературную газету», «Литературную Россию» и другие издания, телевидение было слабое, почти не смотрел. Радио, конечно, слушал, знал всё, что происходит в стране и в области. Меня тогда очень привлекали материалы журналистов братьев Аграновских, Ольги Чайковской, Татьяны Тэсс и других. По ним учился писать.

И сегодня многие журналисты привлекают своими материалами. Читаю «Аргументы и факты» - не пропускаю статьи Вячеслава Костикова, Георгия Зотова, Ольги Шаблинской, на ТВ восхищаюсь глубокими репортажами Анастасии Поповой, журналистами, работающим в горячих точка. А вот вечные разборки в шоу-бизнесе, журналистские саги о том, кто у кого что украл, кто кому изменил и проч. – это мне не интересно. Думаю, на ТВ в погоне за рейтингами переборщили с такими передачами.

- Вы работали в разных изданиях, на радио, занимали разные должности. Что больше понравилось?

- Мне нравилось иметь самостоятельность в качестве редактора газет, которыми я руководил. Конечно, надо было следовать той идеологии, которая тогда господствовала, но поскольку я тогда искренне считал, что это самая лучшая и передовая идеология, мне было не трудно. Впоследствии многое пришлось переоценить, переосмыслить. Но это жизнь, человек меняется в соответствии с полнотой информации, которую имеет. Но всегда оставался активным журналистом, считаю, что журналисту надо быть на острие жизни, не прятаться за серыми проходными материалами, имитируя журналистику, и не бояться острых тем и глубоко копать. А для этого, конечно, нужны знания в той сфере, о которой пишешь, делаешь передачи и т.д.

- У меня среди публикаций есть любимые и нелюбимые материалы. А у вас?

- Очень не люблю поверхностность и небрежность в подготовке публикаций. Изучение проблемы, о которой пишешь, многократная проверка фактов, умение ярко, образно изложить материал, в каком бы виде журналистике ты ни работал – это и есть профессионализм. Для этого надо много учиться и знать. А публикаций у меня тысячи, не знаю, как выбрать. Мои журналистские расследования, которые стоили многих трудов и нервов, запомнились все в подробностях.

- …А есть те, за которые вам стыдно?

- Были разные коллизии на журналистском поприще, недовольство своими публикациями, конечно, были, но главное, надо делать правильные выводы и всегда стремится к нужному практическому результату.

Журналистика – это и есть череда встреч и событий. Работа дала возможность часто бывать в столице, общаться с космонавтами, знаменитыми артистами, учёными – все они в памяти и оставили большой след в становлении меня как журналиста. Да и в Читинской области было много интересных людей, с которыми общаться было полезно.

События смены общественно-политического строя в нашей стране в начале 1990-х годов оставили огромный след в моей журналистской практике. Тот уровень свободы, который мы получили тогда, дал возможность без всякой цензуры выражать свои взгляды, свою точку зрения, чего не было раньше. Но об ответственности журналиста перед обществом никогда не забывал.

Жизнь на пенсии - шутка?

- В 2002 году вы признавались лучшим журналистом Читинской области. Гордитесь этим?

- Конечно, приятно, но особой гордости нет. Журналистика, как любая творческая профессия, требует не гордости, а постоянного совершенствования – каждый раз как в первый раз. Почивать на лаврах не приходится. Критики в мой адрес, в том числе в СМИ, тоже было немало.

- Журналистика занимает всё ваше время или остаётся место для увлечений, скажем, и книг?

- И книги читаю, у меня дома большая библиотека, и прессу просматриваю ежедневно, и многое смотрю по телевидению, с интернетом постоянно работаю. У меня 5 внуков, двое правнуков – старшему внуку 30 лет, младшей внучке полтора года, правнукам 3 и 5 лет. И с ними занимаюсь, отчего получаю огромное удовольствие. Хотя с женой остались вдвоём в квартире – все по своим гнёздам. Но они гости на каждый день.

А жизнь на пенсии пока представить не могу – что это за штука, не знаю.

Фото: АиФ

Как играющий тренер

- Вы руководили пресс-центром Читинского обкома КПСС. Почему всё-таки вернулись в журналистику? Позднее могли бы, наверное, возглавить пресс-службу правительства края.

- Это был очень короткий период – полтора года. В 1989 году, в декабре, новый первый секретарь Читинского обкома КПСС уговорил меня прийти в обком в качестве руководителя пресс-центра. Время было перестроечное, интересное, оно касалось и партийных органов, я согласился. Здесь я пытался влиять на то, чтобы обком был более демократичен и т.д. Это особая тема. Однако быстро понял, что это невозможно, и за месяц до известного путча в августе 1991 года уволился по собственному желанию.

Ну, а через месяц – КПСС была запрещена. Я отдался работе собкором по Читинской и Амурской областям, Республике Бурятия в газетах «Деловой мир» и «Деловая Сибирь» - с тех пор деловая (экономическая) журналистика стала моей основной специальностью.

- Я знаю, что вам очень хорошо удавались журналистские расследования. Обходилось без судебных исков?

- Каждое моё журналистское расследование (всего 17) было резонансным, но этот метод (даже не жанр) требует огромного напряжения, изучения проблемы и несёт в себе немало опасностей – творческих, юридических и даже физических. Почти по каждому расследованию были судебные разбирательства. От «героев» и фирм моих публикаций я получал судебные иски, и суды шли подолгу. Например, по рейдерскому захвату чужой собственности со стороны компании «Ямаровка» мною было напечатано в рамках расследования около 10 публикаций в региональных и федеральных изданиях. Получил три судебных иска от них на миллионы рублей, суды шли больше года и в разных судебных инстанциях – всего 23 судебных заседания. В конце концов я все суды выиграл, но это стоило больших нервных затрат и времени. Приходилось сталкиваться и с судебной некомпетентностью, и со сговором истцов и судей, подтасовкой и фальсификацией документов, и с запугиванием, со многими другими эксцессами. Это дело очень сложное, поэтому я своим студентам не советую преждевременно вторгаться в расследовательскую журналистику. Хотя, конечно, знакомимся с этим методом, у нас есть специальный курс.

Фото: АиФ/ Елена Лоскутникова

- Вы 25 лет преподаёте будущим журналистам, но при этом продолжаете много публиковаться. Ваши аналитические материалы пользуются огромным интересом у забайкальцев. Не было ли желания просто выходить к студентам с лекциями и забыть «беспокойные хлопоты эти», связанные с написанием текстов?

- Такого желания у меня нет. Напротив, как играющий тренер, я должен быть всегда в журналистской форме, считаю, что мемуары мне писать ещё рано, да и нужно ли вообще? Всё, что происходит в стране и в нашем крае

меня очень интересует и волнует – и я имею возможность высказывать свою точку зрения в своих публикациях. Да, мои статьи – это критическая аналитика, но таковая должна быть и, думаю, приносит общественную пользу. Здесь главное – не впасть в пустопорожнее критиканство, а убедительно аргументировать свою точку зрения, подкреплять свои выводы фактами.

Нам нужна смена

- Вспомните, пожалуйста, как появились мысли о том, что в университете нужна отдельная кафедра? Я знаю, что в СМИ работали и работают сейчас люди без профильного профессионального образования.

-Мысли появились в то время, когда изжила себя старая система, при которой было распределение кадров. Раньше ведь как было? В год в Читу приезжали по 5-7 человек из Уральского университета, Иркутского, Дальневосточного и даже из МГУ. Не многие закреплялись у нас в области, оставались трудиться в СМИ, но всё же… Потом эта система перестала работать, но одновременно с ней приняли Закон «О СМИ», появились разные частные газеты, теле- и радиостудии. Большинство было непрофессиональными изданиями, публиковали разную чернуху, было обилие нецензурщины, даже в заголовках и в «шапках». А общественной пользы - никакой. Мы, профессиональные журналисты, понимали: нужна своя кузнеца кадров. Нужны подготовленные специалисты, которые придут на смену нам.

Фото: АиФ

В инициативную группу входили историк, краевед, с 2001 по 2009 годы главный редактор газеты «Забайкальский рабочий» Александр Олегович Баринов, доцент Виктор Павлович Секерин, профессор, доктор филологических наук Татьяна Викторовна Воронченко. Помню, нас поддержали власти края, помощь оказывали руководитель факультета журналистики, декан МГУ Ясен Николаевич Засурский. Признаюсь, всё было очень непросто, и мы удивились, когда получили одобрение на открытие кафедры.

- Помните, как набирали первых абитуриентов?

- Вы не представляете, у кафедры не было даже своего кабинета, ютились на кафедре литературы, не было хорошо отработанных программ, никакой оргтехники и т.д. Но был энтузиазм, и параллельно с приобретением всего необходимого мы преподавали. Главная проблема была в кадрах – их надо было найти, обучить, вместе приобретали опыт преподавания. Первый набор был интересным, наша комиссия отбирала будущих студентов по конкурсу, они предоставляли творческие работы, писали сочинение, сдавали русский язык устно, историю, сдавали иностранный… Выстояли. Преподаватели проявили настоящую стойкость. Ирина Викторовна Ерофеева защитила сначала кандидатскую, потом докторскую. Кандидатские диссертации защитили Сергей Владимирович Плотников, Ольга Викторовна Сафронова, Юлия Валерьевна Толстокулакова. Был создан хороший костяк кафедры.

- За 25 лет, что существует журналистское образование в Забайкалье, выделите, пожалуйста, наиболее яркие события.

- Ярким событием явился первый выпуск отделения журналистики – более 20 человек. Все они сдали экзамены и защитили дипломные работы на отлично – даже представители других вузов, которые приехали на выпускные экзамены, удивились. Самое главное, эти выпускники оказались и самыми успешными, многие до сих пор работают в журналистике – в Москве, в Питере, в Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке и др. городах. Даже за границей. Некоторые стали преподавателями отделения журналистики и связей с общественностью.

Грустно то, что постепенно Министерство высшего образования лишило нас бюджетных мест – и по очной, и по заочной форме обучения, перевело кафедру на коммерческие рельсы. Считаю это большой ошибкой. Обучать только тех, кто может заплатить и отказывать тем, кто такой возможности не имеет, хоть и талантливы – это не государственный подход.

- С точки зрения журналистского образования каковы позиции ЗабГУ?

- Журналистское образование есть и, думаю, будет, потому что востребовано самой жизнью. Нам нужно готовить и воспитывать

качественных журналистов, потому что общество и государство должно иметь качественные СМИ, а не суррогат, жёлтые, бульварные СМИ, которых и так много.

- Изменились ли студенты, к которым вы выходили на занятия лет 10-20 назад и выходите сейчас?

- Студенты те же самые – есть более способные и менее, более дисциплинированы и менее. Что их отличает, так это то, что нынешнее поколение молодых людей уже на первом курсе прекрасно владеют гаджетами, компьютерной техникой, 25 лет назад такой техники просто не было или были единицы.

Хочу пожелать нашим студентам, да и вообще журналистам: дерзайте, повышайте эрудицию, профессиональные знания и не будьте равнодушными!

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах