Примерное время чтения: 11 минут
145

«Сказка сама нашла меня»

«Самая серьёзная проблема на Севере края в наши дни – обезлюдивание эвенкийских сёл», - уверена читинский журналист, писатель Нина Коледнева.

Недавно книга её сказок «Золотая нить» стала Лауреатом престижной Дальневосточной литературной премии имени В. Арсеньева.

«Материал собирала по крупицам»

Елена Лоскутникова, «АиФ-Забайкалье»:- Нина Васильевна, расскажите о том, как шла работа над книгой.

Нина Коледнева: - Появлению сборника сказок предшествовал большой труд. Начну с литературного. Поверья эвенков, их традиции, менталитет я изучала сначала на студенческой скамье в Томском Государственном университете, моя специальность – историк. А затем в течение последовавших тридцати лет во время служебных журналистских командировок и своих отпусков колесила по северным районам Забайкальского края, по крупицам собирала материал. Встречалась с эвенками – оленеводами, охотниками, с кумуланщицами и чумработницами. Записывала их «устные истории» - о быте оленеводов, о секрете узоров на эвенкийской одежде, об особенностях эвенкийской закалки, и эвенкийской кухни… Эти знания стали основой для написания авторских эвенкийских сказок. Образно говоря, этнографические знания и полевые находки, стали той конвой, по которой я вышивала свои узоры.

Фото: АиФ

Ну а после к работе подключились эвенки из села Тугур Хабаровского края. Они перевели мои сказки на свой родной язык, озвучили их. А самодеятельные юные художницы, девочки-подростки – одна из них забайкалка, две другие – старшеклассницы из эвенкийского села Тугур Хабаровского края, нарисовали к ним иллюстрации.

- В чём, на ваш взгляд, главная изюминка книги?

- Она издана на двух языках - русском и эвенкийском. И, что очень важно, в книге имеется аудиоприложение - сказки озвучены. Нужен лишь телефон, чтобы услышать их. А телефоны сейчас доступны всем.

- Где желающие могут увидеть эти сказки?

- Изданные книги переданы в библиотеки и музеи северных эвенкийских районов Забайкальского и Хабаровского краев, Амурской области. Пять экземпляров сборника я подарила эвенкам республики Бурятия. Там ежегодно проводится межрегиональный Нимнгакан (или фестиваль эвенкийских сказителей), и эта книга как пособие по родному языку придётся им как нельзя кстати.

Сказки из сборника «Золотая нить» теперь доступны в  палатке оленевода, в зимовье охотника, в каждом доме эвенка,  в самом отдаленном от районного центра эвенкийском селении… Сказания и легенды можно читать вслух или использовать аудиоверсию всей семьей. Старики-эвенки смогут вновь услышать родную речь, а их внуки уловят музыку языка предков, и – уверена! - захотят общаться на нём.

Сказки на двух языках

- Скажите, почему вы доверили перевод сказок хабаровским эвенкам?

- В Забайкальском крае, к великому сожалению, эвенкийский язык в наши дни практически утерян. По данным краевой ассоциации эвенков Забайкальского края, из 1430 представителей этого северного этноса на языке предков в быту общаются лишь сорок человек. Это преимущественно старые люди, живут они разрозненно. А требовался коллектив переводчиков, так как на исполнение проекта был отпущен всего лишь год. Таких людей удалось найти в эвенкийском селе Тугур Хабаровского края – они члены эвенкийской родовой общины «Неут», председателем у них является Екатерина Шмонина.  Она сумела привлечь средства гранта для издания книги сказок. Она же возглавила группу переводчиков.

- А кому пришла идея издания книги сказок на двух языках?

- Насущные идеи обычно витают в воздухе, и приходят в головы разных людей почти одновременно.

Я уже в течение нескольких лет обсуждала с англоязычными друзьями с Аляски проект издания своих сказок на трёх языках – русском, эвенкийском и английском. Но дело стопорилось. Не могла найти того, кто бы мог перевести  тексты сказаний на эвенкийский язык. И тут эвенкийка Екатерина Шмонина, жительница Хабаровского края, на сайте «тунгусского сообщества» поделилась своей задумкой издать сказки на русском и эвенкийском языках. Но вот оригинальных, не известных читателю сказок у тугутских эвенков в наличии не было. Мы списались. И решили объединить усилия… Так родился сборник «Золотая нить».

- Почему вы обратились к сказке? 

- Наверное, сказка сама нашла меня…

Моя мама была врачом, единственным на весь северный Тунгокоченский район, а его площадь равна территории трёх Франций. Постоянно была в разъездах. То медведь помял охотника, то на стойбище оленеводов у детей высыпала сыпь. Надо спасать… Да и дома её постоянно выдергивали на вызова. Почти каждую ночь в окно раздавался стук: кто-то из односельчан занедужил, требуется срочная помощь медика. Не знаю, когда ей удавалось поспать.

Моим воспитанием в детстве занималась бабушка. Баба Груня, коренная жительница Алтая, знала, или сочиняла сама, множество сказок. Это были фантастические истории об обитателях Тайги, хищных зверях, которые делились с отважными охотниками своими силами и тайными знаниями. Или о трехметровых великанах умеющих усмирять пургу, и вызывать дождь. Эти небожители из сказок бабы Груни  когда-то посещали Землю…

В нашем селе в пору моего детства не было гостиницы или заезжего дома. Все пациенты больницы после выписки в ожидании попутного каравана оленей останавливались у нас. И вот тут-то начиналось таинство. Вечером при свете керосиновой лампы, электричества в селе не было, гости усаживались вокруг стола – чаёвничать. За чаем звероловы и оленщики  делились реальными историями о своих схватках с медведем или о поединках с рысью… А после баба Груня рассказывала свои фантастические истории. Порой посиделки затягивались до рассвета. И я, затаившись, чтобы не отправили в кровать, мысленно вместе с отважным охотником сходилась в схватке с медведем. А потом, уже во сне, пыталась допытаться у великанов, как они умеют повелевать стихиями…

Я, как губка, впитывала всё услышанное. И когда встал вопрос о выборе будущей профессии, у меня сомнений не было. Только – история. И специализация по этнографии.

Ну а с годами взялась за перо, занялась литературным творчеством.

- Почему вы пишете о Севере?

-  Север – моя малая родина. Я родилась в эвенкийском селении Тунгокочен, детство и отроческие годы провела среди сверстников-эвенков. И… куда бы я не уезжала, Север, его аура, его магия, всегда со мной.

Впрочем, я от Севера никогда не отрывалась. В 1999 г. по исследовательскому гранту попала в Америку (моя тема: «Адаптация первых народов мира к современным условиям»). На распределении попросила отправить меня на Аляску. Многих удивил и насмешил этот выбор: «Вы только что прибыли из холодных краев! Можно поехать в штат Нью-Мексика, там куда теплее, чем в Сибири…». Но я настояла на поездке в штат Аляска. И не ошиблась, попала в родную стихию, обрела там настоящих друзей.

- Какой основной урок вынесли из зарубежной стажировки?

- В чем-то аборигены Аляски были схожи с нашими эвенками – такие же умелые охотники, а в чём-то отличались. Например, в организации жизни своих сообществ. В их селениях непременно были церкви – католическая и христианская, школа и амбулатория, а также бассейн (!), и сельский ресторан. Церкви были своего рода «присутственными домами». После службы прихожане в церкви в гостевой комнате устраивали чаепитие в складчину, кто-то приносил только что испеченный пирог, кто-то самодельный голубичный джем… Но, главное, люди общались друг с другом, сообща решали возникшие проблемы, радовались удачам односельчан, или горевали вместе, если кого-то посетила беда. Сельская община эскимосов, инуитов или индейцев выделяла стипендии для учебы в вузах одаренным молодым людям, своим сородичам. А деньги в кассе общин появлялись от продажи охотничьих трофеев  жителей селений, и от охотничьего и этнического туризма.

Фото: АиФ

При мне в одном из сел эскимосов  встал вопрос о закрытии школы – в ней осталась лишь одна ученица, и властям штата стало невыгодно содержать это учебное заведение. Но родители девочки подали в суд на чиновников. И суд принял их сторону, так как в конституции США есть пункт о том, что каждый гражданин соединенных штатов имеет право на образование. Школа продолжала открывать двери по утрам для одной ученицы.

Эвенки покидают сёла

- Вы побывали в Америке в 1999-2000 годах. Тогда устройство жизни аборигенов Аляски было явно не в пользу забайкальских коренных северян. Что изменилось с тех пор?

- Боюсь, ситуация в эвенкийских селениях в Забайкальском крае не стала многим лучше. Самое печальное, что расформировываются начальные школы. В конце 20-го века расформированы начальные школы в селе Гуля, Тунгиро-Олекминский район, и в селе Средний Калар, Каларский район. В 2020 г. в начальной школе села Средняя Олекма, Тунгиро-Олекминский район, не осталось учеников. И, следовательно, школа будет расформирована… А отсутствие школ подтолкнет молодых родителей, у которых подрастают малыши, к переезду в поселки, где их дети будут посещать школы. Мало кто захочет отдавать семилетнего ребенка в пришкольный дом-интернат.

Самая серьезная проблема на нашем Забайкальском севере в наши дни – обезлюдивание эвенкийских сёл.

- А как это можно остановить?

- Наверное, молодые люди, эвенки, должны любить свою землю, стараться обустроить её. А воспитание патриотов своей малой родины нужно начинать с детства. И вот тут на помощь как раз придёт сказка, в которой живут и действуют свои, эвенкийские герои. В которых рассказано, каких людей эвенкийское сообщество поощряет, каких считает героями, на кого из них нужно равняться.

- Таких героев для подражания можно найти в вашем сборнике «Золотая нить»?

- Думаю, да. Например, Кылыы отважный юноша, эвенкийский Данко. Пожертвовал своей жизнью, чтобы вывести своих соплеменников в места, богатые зверьем. Или охотник Мэнгу, сразившийся с Драконом. Он позаботился о защитной одежде для зверья и птиц, обеспечил рыб чешуей, а птиц перьями. Вот только сам остался с тонкой кожей, не защитил себя от зимней стужи или зноя в летнюю пору.

А вот притча о Зарод-горе иносказательно говорит, что может случиться с человеком, оставившем свой народ, отказавшемся от своих обычаев. Он становится изгоем, чужаком в любом обществе.

- Сейчас многие берутся писать о Севере, о коренных жителях северной тайги, эвенках. Как вы это прокомментируете?

-  Некоторые литераторы порою не знают верований северного этноса, их приоритетов… А от этого остаётся неприятный осадок на душе. Даже если поймаешь автора на одной неточности, теряешь интерес к его творению. Например, в одной, якобы – эвенкийской, сказке читаю, что дети отварили в чане медвежью голову, и стали играть ею в футбол. Но для эвенков медведь – священный зверь, их прапредок. Его даже называют «амикан», или дедушка. Эвенки-охотники иногда, в бескормицу, добывают медведя. Но просят при этом у «горбатого старика» прощения. При разделке туши медвежью голову отделяют, помещают её на высокое дерево, украшают лентами. Кости зверя располагают по соседству… Эвенки верят, что при желании амикан может воскреснуть. Поэтому и его голова, и кости должны быть сохранены.

Нужно знать тему изнутри. Не поверхностно. Тогда и читателям это будет интересно. И автор не будет занесен ими в негласный «чёрный список».

- В ближайшее время планируете поездку на Север?

- Если пандемия коронавирусной инфекции расслабит свои тиски, хочу непременно побывать на Севере. Это для меня как глоток свежего воздуха. И… второе дыхание. Это моя мечта.

 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах