Примерное время чтения: 20 минут
3070

«Люди боялись по Борзе ходить». Как живёт «самый плохой город России»?

Этот район Борзи называют «залинейкой» - его от центра города отделяет Транссиб.
Этот район Борзи называют «залинейкой» - его от центра города отделяет Транссиб. / Степан Тихомиров / АиФ

Борзя – небольшой город на 30 тысяч жителей в нескольких сотнях километров от Читы. Он считается самым солнечным если не в стране, то в Забайкалье точно. Солнце здесь светит 300 дней в году. Но знают о Борзе во всей России не из-за этого. Известна она, прежде всего, как «самый плохой город РФ». Таким статусом её наградил федеральный Минстрой ещё в 2018 году, когда оценивал качество городской среды. С тех пор прошло пять лет, но нехорошая слава осталась.

Корреспондент chita.aif.ru отправился в Борзю, чтобы узнать, как так вышло, что город, который находится на пересечении стратегически важных дорог, оказался на обочине жизни.

Вид на Борзю.
Вид на Борзю. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

«Ноги мясокомбинату отдала»

Борзя встречает удушливым смогом, сквозь этот туман видно силуэты немногочисленных прохожих – даже утром понедельника народу на улицах не много, никто никуда не спешит. Жизнь здесь настолько размеренная, что, кажется, город застыл где-то в 80-х годах прошлого века.  Ухабистые дороги ведут вдоль частных домов и низких зданий, к которым «прибилась» единственная девятиэтажка. О том, что на дворе 2023 год, напоминают лишь современные японские автомобили и обилие цветастых вывесок в центре.

Высоких зданий в Борзе не много.
Высоких зданий в Борзе не много. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

До распада Союза третий по численности населения город Забайкалья славился своими мясокомбинатом и громадным зерновым элеватором, который, как Эйфелева башня в Париже, и сейчас виден практически из любой городской точки. Но Борзя – совсем не Париж.

Элеватор, надо сказать, работает до сих пор, а вот мясокомбинат не пережил 90-е годы. И сейчас здание, где когда-то производили, как говорят борзинцы, «самую вкусную в Союзе колбасу», - просто руины.

«Когда еду мимо и смотрю на них – сердце кровью обливается», - говорит Валентина Николаевна – местная жительница. Сейчас ей под 70, и почти всю жизнь она проработала на мясокомбинате. Пришла туда, когда ей было всего 16.

«Я на одном месте всё время и работала – в колбасном цехе, обвальщицей. Мясо мы отделяли от кости, потом жиловали его по сортам, мололи и отправляли на колбасу, - методично перечисляет пенсионерка, как будто бы проводила все эти хитрые операции буквально вчера. – И это всё ножичком, без топора. Скот гнали с Монголии и тут выращивали. И верблюдов (женщина звонко ставит ударение на букву «о» - прим.ред.) били, и чушек, и коров, и баранов – всех. И птицецех был. Много цехов было: убойный, субпродуктовый, кишечный, колбасный, компрессорный, механический... Тут столько народу работало! В три смены!»

Так сейчас выглядит вход на некогда процветающее предприятие.
Так сейчас выглядит вход на некогда процветающее предприятие. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

А после перестройки всё это развалилось – из Монголии скот пригонять перестали, колхозники тоже свои хозяйства забросили. Денег, как водится, не было.

«Выживали, в общем, как могли. В 1998 году колбасный работать перестал, и я ушла в водоканал, который был при мясокомбинате. Там мы воду качали, канализацию откачивали. Тогда уже почти никто на предприятии и не работал: охрана, да мы, - рассказывает Валентина Николаевна. – Оттуда я в 2012 году на пенсию ушла. Детей выучила, вырастила, сейчас бы для себя пожить, но здоровье уже не то, и ни за какие деньги его не купишь. Позвоночник на работе угробила».

«Можно сказать, ноги мясокомбинату отдала», - подсказывает женщине муж. Его она встретила в том же году, когда пришла на предприятие, - в 1972-ом. Работал он на железной дороге. Сейчас там трудится их сын. «Железка», а Борзя стоит на Транссибе, до сих пор градообразующее здесь предприятие.

А вот две дочери Валентины Николаевны из Борзи уехали – одна осела в Иркутске, вторая – в Великом Новгороде.

«Мы ездили к ней в Новгород, но нам там не понравилось. У нас сухой климат, а там сыро. Как муж потом сказал: "Мы свою Борзю ни на что не променяем". Может, она и не чета Чите. Но где родился, там и пригодился».  

Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

На все четыре стороны

В центре Борзи стоит указатель. Он показывает расстояние до Москвы, китайской Маньчжурии, Читы и монгольского Чойбалсана. На фоне развалин Дома офицеров, который зияет дырами на месте окон и дверей, всё это выглядит как намёк на переезд во все четыре стороны. Благо Китай и Монголия совсем рядом.

Тот самый указатель.
Тот самый указатель. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

«Сердце» Борзи - площадь Ленина, где, как и везде, стоит бюст Ильича, рядом - районная администрация, украшенная изображением донбасской бабушки с советским флагом в руках. Тут же - главное место притяжения борзинской молодежи. Сквер Матросова, где несколько лет назад прямо накануне Дня Победы не выдержал сильного ветра и упал со своего постамента памятник советскому солдату. Сейчас сквер выглядит хорошо: новые фонари, бронзовая скульптура воина в полный рост, кованные скамейки, урны. Вокруг добротные двухэтажки.

Через Борзю проходит так называемый «путь в Китай». Но несмотря на то, что расстояние от Борзи до границы с КНР почти в четыре раза меньшее, чем до Читы – всего сто километров – влияние иностранных партнёров здесь почти не ощущается. О близости Поднебесной к городу говорят только несколько аутентичных китайских кафе. Никаких тебе вывесок на китайском и красных фонариков.

Сквер Матросова.
Сквер Матросова. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

«Но кто-то на Китае всё же зарабатывает, - говорит местный предприниматель Алексей Бянкин. - Сейчас вот технику пригоняют из Манчжурии, грузовики в основном. Опять же дальнобойщики. Они вообще за счет Китая живут практически».

Бянкину без малого 40, почти все эти годы, за исключением тех, что учился в университете, он живёт в Борзе. Сейчас занимается строительным бизнесом. «Устанавливаем окна, делаем потолки, вентиляцию, - перечисляет он. - Дела идут нормально. Не без кризисов, конечно. Общая обстановка в стране влияет. Но ничего, планирую расширять сферы деятельности, детей же надо растить – у меня их двое: сын в школу ходит, дочка – в детсад».

Как философски замечает бизнесмен, «было бы желание, а работа всегда найдётся». Безработица в Борзе, кстати, не зашкаливает, во многом благодаря «железке». Кого-то кормит вахта. Развита сфера услуг – разруху вокруг местные женщины компенсируют своим ухоженным видом: длинными ресницами и красивым маникюром. Это всё – вклад и в борзинскую экономику тоже.

Кстати
История Борзи начинается ещё с XVIII века. Поселение возникло на месте бурятского пастбища, вокруг которого находились солёные озера. По-бурятски их называли «бооржа». С 1756 года на Борзинских озерах начали промышленную добычу поваренной соли, которая велась 180 лет. Благодаря первым русским людям, пришедшим в Забайкалье, название поселка несколько изменилось, стало произноситься мягче – Борзя.

«Латаем дыры»

Зарплаты, которые получают жители Борзи, не высокие. В среднем, как говорят люди, выходит по 20 – 30 тысяч рублей в месяц, если ты «простой смертный». Например, работаешь продавцом в магазине. Самые хорошие деньги - у железнодорожников, где и по 100 тысяч бывает. Несмотря на невысокие доходы, расходы у борзинцев солидные. Жители сетуют, что у них самый дорогой в Забайкалье бензин – в среднем литр 95-го стоит на 10 рублей больше, чем в Чите. «Дороже просто некуда», - вздыхают местные. С дизелем – та же история.  И с продуктами – цены на них выше, чем в краевой столице.

А ещё постоянно растёт коммуналка – стоимость ЖКУ может доходить и до 10 тысяч рублей в месяц, если квартира большая. И это при том, что в городе бесконечно происходят коммунальные аварии.

Бензин в Борзе дорогой.
Бензин в Борзе дорогой. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

Постоянные проблемы с коммуналкой – отдельная большая глава борзинской жизни. Только этой зимой здесь случилось несколько десятков, как это называют власти, технологических сбоев, а по сути аварий, из-за которых люди оставались без тепла в 30-градусный мороз. 

Топится Борзя одной маленькой котельной и двумя большими, но, как говорят жители, расположены они «не у места». Одна коптит практически в центре города да так, что, если подняться на высоту птичьего полёта, Борзю будет совсем не видно из-за смога и дыма. 

В городе - две большие котельные, одна коптит в центре.
В городе - две большие котельные, одна коптит в центре. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

На вопрос, в чём основная проблема города, глава Борзи Владимир Нехамкин, не задумываясь, отвечает – в коммуналке: «Трудно найти в сфере ЖКХ хоть какие-то более-менее удовлетворительные моменты». Он объясняет: заменить инфраструктуру не получается, потому что на это нет денег. Их хватает только на то, чтобы в прямом смысле латать дыры. 

«А ведь доход у нас расписан не только на коммунальные проблемы, есть ещё спортивные учреждения, культура, библиотеки, дорожный фонд, благоустройство. В городе конкретно нужно усилить безопасность и комфорт», - говорит глава.

Жители на улицах Борзи.
Жители на улицах Борзи. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

«Бичегорск»

Слова про комфорт и безопасность, которые надо усилить, особенно хорошо понимаешь, когда выезжаешь за пределы центра. Чтобы увидеть, как выглядит Борзя в глазах почти трети местного населения, надо ехать в так называемую «залинейную» часть. Ее от основной Борзи отделяет Трассиб.

Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

«Залинейка» встречает гостей сухо и сдержано. Недалеко от переезда стоят два малоэтажных многоквартирных дома. Их состояние легко оценить с одного взгляда по обшарпанным фасадам, гнили, откровенно «убитым» подъездам и балконам. По словам местных, суровой зимой жители этих домов вынуждены согреваться электричеством, ведь система отопления, конечно, не справляется. В квартирах сыро и холодно, на стенах - плесень. Жаловаться на всё это можно только городским властям, ведь часть домов «залинейки» практически бесхозные - управляющие компании просто опасаются брать их на обслуживание. Люди справляются сами.

Еще через километр картина меняется, но остается грустной. Во дворах бывших ДОСов (домов для офицерского состава) в Борзе-2, где раньше жили тысячи военных, лежат груды бетона, валяются кучи старой мебели и мусора. Всё это сопровождается лаем и воем стай бездомных собак.

Этот район местные называют Бичегорском.
Этот район местные называют Бичегорском. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

Как и другие места Забайкалья, Борзю не миновало сокращение подразделений Вооружённых сил РФ. «Раньше, при Советах, здесь было очень много военных – два полностью заселённых городка. Несколько тысяч человек! И аэродром свой был, и вертолеты, танки. Сейчас ничего этого нет – войска, как говорится, отведены», - рассказывает один из местных.

После сокращения инфраструктура и жилой фонд военных переходили на баланс местных администраций, а позже просто разваливались. На весь микрорайон сейчас фактически одна приличная панельная пятиэтажка и пара еще обитаемых домов со старыми коммуникациями. Остальные опустели, некоторые полностью разрушены. Местных жителей, кажется, окружающая разруха заставляет вести себя под стать - некоторые даже мусор до контейнеров не доносят. Выкидывают прямо в развалины. Глядишь на такой пейзаж и понимаешь, почему борзинцы обидно называют район ДОСов «Бичегорском».

Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

Небо и земля

Андрей Гурулёв, который сейчас представляет Забайкалье в Госдуме, раньше в Борзе служил.  В начале 2000-х он был командиром 272-го мотострелкового полка, который здесь дислоцировался. Он говорит, что за 20 лет город, который он очень хорошо знает, сильно изменился. Тут, видимо, важно, с чем сравнивать.

«Я помню, как в первый раз приехал в Борзю. То, что я увидел тогда, и то, что есть сейчас — это небо и земля. И главное, даже не в том, что город стал намного чище, улицы стали более приличные, появились хорошие гостиницы, нормальные магазины. Главное в том, что сегодня Борзя живёт нормальной жизнью — по вечерам гуляют семьи с детьми, молодёжь на стадионе гоняет в футбол, занимается спортом, появился бассейн. И люди радуются жизни. А 20 с лишним лет назад, как только солнце закатывалось, даже собаки не бегали. Кроме гопников на улице никого не было. Люди боялись. Это ключевое слово - боялись ходить по улице, а собак не было, потому что их элементарно всех съели. Вот такая была Борзя — нищая и ободранная. А сегодня это вполне приличный город, не хуже остальных в Забайкалье», - рассказывает депутат.

Сейчас на улицах Борзи собаки есть.
Сейчас на улицах Борзи собаки есть. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

Он, правда, отмечает, что «есть моменты», и, если перечислять нынешние проблемы Борзи, «получится 25 листов мелким почерком». Корень всех бед, как считает Гурулёв, в том, что у Борзи «постоянно нет хозяина».

Многие чиновники, и правда, решая проблемы города, дорешались до уголовных дел. Например, в 2014 году тогдашнего руководителя администрации Борзи Николая Спиридонова арестовали за то, что присвоил себе служебную квартиру. А его коллега Сергей Русинов, который занял пост через несколько лет, тоже не доработал свой пятилетний срок – его обвинили в получении взятки, и совсем недавно, в начале 2023 года, отправили в колонию строгого режима на 8 лет.

Местный стрит-арт.
Местный стрит-арт. Фото: АиФ/ Степан Тихомиров

Нынешний глава к репутации Борзи как самого плохого в России города относится спокойно. Говорит, что ничего особенно ужасного в городе не замечает – «всё, как у всех», а в последнее время даже лучше – федеральные проекты помогают с тем же благоустройством.

Если же оценивать Борзю взглядом гостя, кажется, что городу не хватает практически всего – ровных дорог, тротуаров, комфорта, ухоженности и чистоты, нормальной архитектуры, парков и скверов, много чего еще. Единственное, что сегодня осталось у Борзи – советское наследие и очень выгодное местоположение. Рядом Китай, через город проходят федеральная трасса и Транссиб, в Борзе берут начала линия «Нарын-Лугокан», которая строилась для освоения месторождений Забайкалья, и краевая дорога на юго-восток.

Возможно, если история пока и не подарила Борзе особых перспектив, поможет география?

«У нас под боком Китай и Монголия. Географический момент, мне кажется, важно использовать для развития, - резюмирует глава Борзи. - Россия ведь повернулась на Восток».  

Фото: АиФ/ Степан Тихомиров
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах