Примерное время чтения: 12 минут
407

«Ложку держать не сможет». Как парень из Читы вышел из комы и стал танцором

В сентябре 2015 года студент Хабаровского института культуры, уроженец села Багдарин республики Бурятии Никита Эпов получил тяжелейшую травму – после конфликта в общежитии в его голове оказался нож. Спустя почти 7 лет Эпов, которого многие записали в навечно прикованного к кровати, успешно выступает на сцене читинского театра национальных культур «Забайкальские узоры».

Корреспондент chita.aif.ru поговорил с Никитой об этой истории, приключившейся с ним, и  большом, кропотливом, но успешном пути восстановления.

Заступился за девочек 

В детстве Никита Эпов занимался боксом, потом плавно перешёл в танцы. После школы сходил в армию. Следом в сентябре 2015 года поступил в Хабаровский государственный институт культуры на хореографическое отделение.

«Заселился в общежитие. Я был единственным в общаге, кто в армии служил, меня назначили старостой. Там познакомился с парнем из Читы, его тоже Никитой звали. Он, кстати, когда-то в «Забайкальских узорах» танцевал. И этот Никита почти всё время ходил под градусом», – рассказывает Эпов.

В общежитии жили две девушки: Люба и Маша. С Машей у Эпова закрутились отношения. Утром 19 сентября девушки пришли к Никите, и сказали, что его тезка их ударил, якобы за то, что они отказались ему картошку пожарить. У Любы на лице было заметное повреждение. Никита решил пойти, разобраться: «А девочки мне ещё говорили, что не стоит, что-то неладное чувствовали. Но я же герой, попёрся».

Студент зашёл на кухню, спросил своего друга, зачем он бьёт девчонок. В ответ получил брань и тяжёлый удар по голове. «Я сначала не понял, что произошло. А потом повернулся на него, а там, на кухне возле входа было зеркало почти в полный рост, и увидел, что у меня нож насквозь в голове торчит, и она надувается. Выглядело так, как грыжа на шине выступает. Конечно же, очень испугался. А голова становилась тяжёлой, и я рухнул», –говорит Никита.

Пострадавшего довезли до больницы. Очнулся он уже там. Возле него сидел медбрат. Заметив, что Никита пришел в себя, мужчина обыденно сказал: «Во, очнулся. Ты лежи спокойно, а то таких обычно не довозят».

«Я разозлился сильно на эти слова, и, видимо, из-за адреналина опять выключился», - говорит Эпов. В следующий раз Никита вернется в сознание только через три месяца.

«Мозжечок проткнули насквозь»

Молодого человека вводили в медикаментозную кому. Когда он очнулся, уже не было куска головы, отсутствовал один глаз, из горла торчала трубка. Случился полный паралич тела: «Не чувствовал вообще ничего. Однажды случайно кипяток пролил на ногу, и вообще этого не понял». 

Эпов был парализован до начала 2016 года. К нему из Москвы приезжали многие нейрохирурги, которые поднимали на ноги людей после тяжелых травм. Однако все они разводили руками, потому что напрямую была задета центральная нервная система – мозжечок мозга проткнули насквозь.

И маме Никите сразу же сказали, что если ее сын научится ложку держать, то это уже станет хорошим результатом: «Но мой отец сказал, что не будет носить меня в туалет, будем учиться ходить», – говорит Эпов. 

В один момент у Никиты заработал кишечник, и врачи разрешили ему нормально питаться, и он сам впервые смог дойти до туалета. 

«Я встал ночью и дошел до санузла, и уже после до меня мысль дошла, что ещё вечером я ездил на коляске. Как осознал это, просто все мышцы отключились, и я упал на пол».

Пришел в себя пациент уже в палате. Сел на кровать, потрогал руками голову, а её как будто нет. Осмотрелся – вокруг толпа врачей: «Ощущение, как с тяжёлого похмелья. Ещё подумал, может это сон, и я опять в коме. Ущипнул себя даже».

К Эпову зашёл нейрохирург, достал из кармана мандарин и подкинул его. Никита поймал и ощутил аромат: «И вот когда долго не можешь чувствовать запахи, эта обычная мандаринка покажется чем-то нереальным. Я тогда даже почстить этот мандарин сам не смог - весил 38 кг, сил не было. Но врач рядом говорит, мол, всё, через недельку можем выписывать».

Из больницы Никита Эпов уходил уже на своих ногах. Ему принесли вещи, он сам оделся. Когда вышел из палаты, в коридоре весь медперсонал начал хлопать. 

Пластина в голове, новый глаз, стимулятор в лёгком

Всего у Никиты было 75 операций в течение почти четырех лет. Он лечился в нескольких больницах: в Хабаровске, Улан-Удэ и Чите. Для него это стало уже нормой, хоть, признается, очень надоело. Самое большое количество вмеашательств было в Улан-Удэ. Там проводили операции на трахее. Больше двух лет пострадавший от удара ножом проходил с торчащей трубкой: «Это был ужас, даже душ принять нормально не можешь, ибо хоть капля воды туда попадёт – и всё, задыхаешься».

Про нормальную еду Никита забывал надолго. Была лишь строгая диета, которая заключалась в том, что надо очень быстро насытить организм: простые, сложные углеводы, расщеплённый белок и т.д.

В голову ему вставили пластину. Ещё отказывало левое лёгкое, туда установили электростимулятор. Кусок ребра у мужчины - титановый, потому что свое ребро лопнуло, когда грудину вскрывали. Новый глаз – подсадка глазного яблока. После операции два дня ходил вслепую: «На самом деле, это всё только кажется очень страшным. Для меня процесс шёл в размеренном, нормальном темпе. В целом, восстановление завершилось в 2018 году», - говорит он.

Никита с трубкой в трахее. Фото: Из личного архива

«Половина записала в покойники, половина – в инвалиды»

После Хабаровска Никита с мамой и папой уехали домой, в Багдарин. И у него вновь начались проблемы: трахея схлопнулась, вес не рос, еду организм отторгал. Вроде бы всё должно было идти как хорошо - восстановление сначала было быстрым, но оказалось, что начал развиваться стеноз, он ударил по иммунной системе: «Иммунитет вообще стал страдать и страдает до сих пор. Я до 20 лет вообще ничем не болел, а теперь стабильно раз в год что-нибудь подхватываю».

Эпову сказали ехать в Красноярск, там делают операции по наращиванию трахеи. Буквально, берут  ткань пациента и на её основе выращивают новый орган. Вероятность того, что он приживётся – 40%. Но стоит это очень дорого, а семья Эповых – бюджетники, потянуть не смогли.

В Улан-Удэ Никита подружился с доктором Султумовым Туменом, с которым до сих пор хорошо общается. Врач тогда сказал ему: «Ты не переживай, настройся на что-нибудь хорошее я воткну тебе трахеальный стент, будешь с ним жить». Убрали трубку, зашили просвет и через рот вставили этот стент: «И с той поры с ним живу нормально. Только когда танцую, чувствую, как он двигается внутри горла», - говорит Никита. 

Сейчас карьера танцора, которая началась в 2011 году, складывается немного не так, как хотелось бы парню. Он не может получить образование по состоянию здоровья. «При том что здоровье-то сейчас есть! Но не хотят брать на себя такую ответственность» – огорчается Никита, - Когда люди узнавали о моей травме, одна половина записывала меня в покойники, а вторая – в инвалиды-колясочники».

В столице Бурятии есть театр современного танца «Угол зрения». Никите еле-еле удалось уговорить худрука Елену Башурову, чтобы его взяли. Это был 2017 год, тогда ещё не было полного восстановления: «Ещё трубка в горле стояла. Я не работал постоянно, но приходил, танцевал. Потому что кто мне содержать будет? Мама с папой? Нет, не надо так».

Эпов подписал все бумаги, что за него театр никакой ответственности не несёт. Проработал там почти год, а потом переехал в Читу. Тут нужен был артист балета в ансамбль «Забайкальские казаки», и он решил устроиться. Повстречался с девчонкой из труппы театра несколько лет. А сейчас работает полноценным артистом в «Забайкальских узорах». Здесь, кстати, про его особенности ничего ни разу не сказали, все относятся как к равному.

Перестал жалеть людей

Сегодня организм Никиты работает нормально. Только мучает кашель из-за трахеи, и голова побаливает. И есть ещё один нюанс: организму постоянно нужна физическая нагрузка.

«Хорошо, что у меня работа такая. А вот убери эти нагрузки хоть на месяц – то всё, организм сразу же чахнуть начнёт. В принципе, у многих людей так. И нейрохирург в Улан-Удэ ещё сказал мне: "Вот ты занимаешься танцами своими, и занимайся. Если ты нагрузки прекратишь хотя бы на год, то обратно в коляску вернёшься". Он меня этим прямо напугал. Я танцую. Пытаюсь выжить максимум из себя, но понимаю: даже это не будет тем состоянием, которое было за 5 минут до получения травмы», – рассказывает Никита. 

Эпов говорит: когда только вернулся к танцам, сначала упала самооценка. До травмы ему казалось, что он такой крутой, красивый – всё может. Этого поубавилось.

Он планирует танцевать столько, сколько сможет, а потом хочет уйти в преподаватели.  

«Здоровье можно всегда прокачать»

Сейчас Никита вспоминает, как с ним в больнице лежал парень: «Бегал по полю и на противопехотную мину наступил, ему ногу по ботинок оторвало. Он так переживал: "Всё, жизнь закончена". Я его постоянно пытался как-то успокоить, приободрить. Ведь ты можешь спокойно взять костыль, дойти до туалета, а вместо этого зачем-то мучаешь весь медперсонал».

Никита считает, что в нашем обществе принято людей жалеть. Но жалость не всегда полезна. Иногда человек, к которому люди испытывают это чувство, может сам справиться с трудностями, но, видя, как к нему относятся окружающие, опускает руки. И Эпов своим примером показывает: нужно не жалеть того, кто попал в беду, а поддерживать и помогать поверить в лучшее. Для Никиты таким человеком, способным и приободрить, и замотивировать, стал его отец. 

«Я очень благодарен своему отцу, что с детства мне привил способность постоянно заниматься спортом, тягу к физическим нагрузкам. Потому что если у тебя нет хорошего здоровья с детства, то ты можешь не перенести самую простую операцию. Как один из врачей сказал: "Ни один наркоз не пройдёт бесследно для организма. Всё равно это как-то аукнется в будущем". А у меня таких 75 было», - говорит молодой человек.    

Однажды танцор выиграл спор, где показал то, что другой человек повторить не сможет: «Это не к тому, чтобы похвастаться. А к тому, что нет каких-либо ограничителей. Здоровье можно всегда прокачать».

Разница между фотографиями 4 года (2016 - 2020). Фото: Из личного архивa

Виновник всей ситуации, тёзка Никиты в итоге получил шесть лет в колонии поселения, вышел по УДО. У танцора нет к нему абсолютно никаких чувств: «Он мне звонил потом даже, раскаивался. Звал на встречу, но не пришёл ни разу. Видимо опять был смелым, только когда выпивал».

Осужденный ещё должен денег Никите, компенсацию – порядка 300 тысяч рублей. Но Эпов не будет с него ничего требовать сейчас: «Для чего? Он и так уже сам себя наказал».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах