aif.ru counter
48

«Каждая находка уникальна». 15 августа - День археолога

Евгений Ковычев- доцент кафедры истории, заведующий лабораторией археологии и этнографии, доцент, кандидат исторических наук. За его плечами многолетний  стаж как археолога, множество экспедиций, походов и значимых открытий, как для истории нашего края, так и для истории в целом. Археология стала неотъемлемой частью его жизни, а он в свою очередь навсегда вписал своё имя в развитие археологии края. 

В профессию позвала мечта

Данига Горковенко «АиФ-Забайкалье»: - Евгений Викторович, вы больше 50 лет отдали археологии. Учились, ездили в экспедиции, преподаёте…Чем и когда вас «зацепила» эта профессия?

Евгений Ковычев:- Ещё со юношеских лет. Я учился в железнодорожная школе №235. У нас был преподаватель истории Руслан Николаевич Ступников. И вот он организовал краеведческий кружок. Так получилось, что и я, и друзья мои, начиная с 8-го класса участвовали в различных походах. Мы изучали различные памятники и отслеживания их состояния, были в археологических «разведках». Если в какой-то выходной день наш учитель не мог идти в поход, мы сами собирались группой и шли по разным направлениям.

- Помните свою первую экспедицию?

-Первый наш поход был с Русланом Николаевичем до стрелки по Онону (участок суши в виде острого клина у слияния или разделения двух или более рек). Мы прошли пешком до Шилки. Второй раз – сплавлялись на плоту. Сами соорудили его, кстати. По дороге нашли какую-то лодку, починили её, почистили. Соединив с нею наш плот, продолжили. Снова фиксировали археологические памятники. Мы не вот, просто ради своего удовольствия ставили перед собой археологические задачи и старались их выполнять.

- Недавно на галечнике Усть-Мензы ваши коллеги обнаружили жилище древнего человека. В чём уникальность этой находки?

- Жилище на Усть-Мензе - не самое древнее. Есть более древние, например, на Сухотино. Там и мастерские, где заготавливали и обрабатывали камень, приносили на поселение.

Любое жилище, любой памятник уникален сам по себе, потому является частью истории какого-то района, какого-то региона. Он даёт ответы на многие вопросы, которые стоят перед археологами.

Фото: АиФ

- Ранее ученые провели реконструкцию облика древних мужчины и женщины, живших на территории Красночикойского района. Какие они были – эти древние люди?

- Их изображения представлены у нас в музее. Большая заслуга в этом Михаила Константинова. Сами эти люди (воспроизведенные) переданы в краеведческий музей, а в нашем университетском музее их копии.

«Как и на что живет археология?»

- В одном из интервью вы сказали, что объездили и ископали всё Забайкалье. А сами пробовали подсчитать, в скольких экспедициях побывали?

- Работа проделана огромная, памятников исследовано и изучено очень много. Я даже боюсь подсчитать точное количество экспедиций…Наверное, больше тысячи.

- Сложный вопрос задам, но всё-таки попробуйте ответить: а что было самым интересным, запоминающимся за все годы работы в экспедициях?

- Открытие любого памятника даёт небывалый подъём сил, будоражит. Некоторые находки приходится «докапывать», выезжать вторично.

Чем горжусь? Это дворцовый археологический комплекс: вот он недалеко от Читы, на речке Кадалинке. Дальше идут «дворцы» скалы, а на входе, где сейчас располагается дачный кооператив, находится целая серия памятников: поселение, погребение. Монгольское время (XIII –XVII вв.), время промежуточное. Этот комплекс, который мы изучали на протяжении нескольких лет.

Фото: АиФ

- Было время, когда археологов поддерживали все (власти, армия), а сейчас их работа строится на голом энтузиазме. Как прокомментируете?

- Я не знаю, когда уж «так сильно» нас поддерживали. Если не настоишь, не напросишься, то ничего не выйдет. Могу привести такой пример. На Сухотинской сопке есть древний вулкан, остатки ещё третичных (временной интервал геологической истории Земли) растений, огромное количество памятников, как археологических, так и исторических. Тут и погибшие восставшие 1905-го года, с другой стороны бурятское обо, само русское поселение. Сама природа создала вот такой естественный исторический объект, который нужно взять под охрану и сделать музей под открытым небом. Куда мы только не обращались! Все кивают, говорят: «Да, да, очень интересно. Да, хорошо». Но дальше слов дело не идёт. Вместо этого начинается строительство комбината на месте Сухотинского памятника.

- Как и кем сегодня финансируются археологические экспедиции?

- Не знаю, как у других, а у нас финансирование экспедиций идёт за счёт университета. Обычно на две экспедиции выделяется по 100 000 рублей. Археологи – народ неприхотливый, поэтому этих денег хватает.

- В чём, на ваш взгляд, состоят главные проблемы забайкальской археологии?

- Главная проблема в том, что сейчас очень сложно студентам оставаться в этих археологических рамках после окончания факультета. Сейчас нужно магистратуру пройти, потом заново в аспирантуру поступать. Раньше проще было в распределении самом. А сейчас мест на магистратуре нет практически для ребят, которые заканчивают факультет наш. Вот и получается, что многие из них вынуждены идти работать в школы.

- Разве это плохо – работать в школе?

- Сейчас все идут в интернет-профессии, во всё, что связано с компьютерными технологиями.

Призвание такое – археология

- Сейчас археолог это, наверное, не профессия, а призвание. Согласны?

- Всегда было так, во все времена. Археология – это призвание. Потому что, если ты не любишь археологию, тебе и заниматься нечем. Некоторые считают, что это так весело: в лагерь съездил, в компании единомышленников пообщался, что-нибудь покопал и всё. А серьезно заниматься – это значит изучать литературу, историю, вообще - быть образованным человеком.

- А какова она – находка мечты для любого археолога?

- Хотите, я вам прочитаю про находку мечты? Я в своё время писал, ещё будучи студентом.

«В ночи горит волнующий огонь,

Вселяя в души трепет и смятенье.

Простые камни лягут на ладонь,

Свидетельством высокого уменья».

Фото: АиФ

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах