Примерное время чтения: 7 минут
504

Хилковская порода: Какие тайны хранят старинные дома Читы

Дом №27 на углу Новобульварной и Ленинградской  дореволюционной постройки, но крепкий, добротный, чуть подладить – ещё сто лет простоит
Дом №27 на углу Новобульварной и Ленинградской дореволюционной постройки, но крепкий, добротный, чуть подладить – ещё сто лет простоит / Ирина Баринова / АиФ

Это было утром недавней субботы. Читинцы помнят, что ночью шёл снег, а потому утро было красивым и свежим. Вообще на этом отрезке Новобульварной от Богомягкова до стадиона я знаю каждую прореху в асфальте – по этому маршруту мы ездим в лес почти ежедневно. Но вот пешком здесь давно не ходила.

Возле этого дома тормознула. Нет, не потому что он какой-то особенной красоты. Дом №27 на углу Новобульварной и Ленинградской  дореволюционной постройки, но крепкий, добротный, чуть подладить – ещё сто лет простоит. Просто в этот раз я голову вверх задрала. А там совершенно удивительная адресная табличка…

Старая табличка

Табличка явно 20-х годов, потому что на её левой части отчётливо видна надпись «Н.Бульварная». В начале прошлого века улица эта значилась как «Бульвар на горе». В годы НЭПа она стала Новобульварной. Потом недолго носила имя Матвея Якимова, во время гражданской войны возглавлявшего партизанский летучий отряд и кавалерийский полк. В 1937-м красного партизана арестовали «за измену Родине», в 1938-м расстреляли, а улице вернули название Новобульварная.

На правой части таблички написано «Корейская». Это название было ещё на плане Читы 1885 года. В советское время улица недолго была Ленинской, в 1939-м стала носить имя наркома СССР Вячеслава Молотова. В 1957-м наркома наказали «за принадлежность к антипартийной группе», отправив послом в Монголию, и улица стала Ленинградской.

Про названия улиц на табличке собственно всё, если не обращать внимания на такой казус: она изначально прикреплена неправильно. «Корейская» – на части дома, выходящей на Новобульварную, «Новобульварная» – на стене, выходящей на Ленинградскую (Корейскую).

И теперь самое главное: в средней части таблички фамилия хозяев -  дом Хилковских. А носители этой фамилии были людьми удивительными!

дом Хилковских. А носители этой фамилии были людьми удивительными!
Дом Хилковских. А носители этой фамилии были людьми удивительными! Фото: АиФ/ Ирина Баринова

Отец

Старший – Николай Александрович Хилковский (1810-1890) – казак Цурухатуйской станицы, есаул, войсковой старшина, командир 2-й конной бригады Забайкальского казачьего войска. Это на нём в период амурских сплавов лежали обязанности по формированию сводных казачьих сотен и организации переселения забайкальцев на Амур. Интересно, что его дом, сплавленный в 1857 году из Забайкальской области, стал первой жилой постройкой станицы Усть-Зейской – в будущем Благовещенска.

А ещё Николай Александрович был хорошим хозяином. На Аргуни в землях Дуроевской станицы он открыл конный завод. Для улучшения породы он вывез из России трёх жеребцов, одного - орловской рысистой породы и двух - арабских скакунов. После долгой кропотливой работы ему удалось вывести породу, которая отличалась от местной и ростом, и красивым экстерьером. Новая порода, так называемая «хилковская», получила широкое распространение. Своих лошадок Хилковский продавал для пополнения Амурской артиллерии. Их охотно покупали в Маньчжурии и Пекине. За заслуги в этой области Николай Хилковский был награждён орденом Святого Владимира III степени и  Большой серебряной медалью Амурского общества поощрения коннозаводства.

В 1863 году Николай Александрович открыл суконную фабрику в казачьем селе Капцегайтуй. Фабрика работала на местном сырье - верблюжьей и овечьей шерсти, производила до 12 тысяч аршин в год (около девяти тысяч метров), снабжая сукном управление Горного ведомства, Нерчинско-Заводских торговцев, местное население и, конечно, Забайкальское казачье войско. Пользовалось популярностью сукно и в соседней Монголии, где Хилковского уважительно называли «цымбей-майором», то есть суконным начальником. В 1868 году в Иркутске на первой публичной сельскохозяйственной и мануфактурно-ремесленной выставке сукно «цымбей-майора» получило золотую медаль за высокое качество.

«Уссури» - так назывался пароход Сибирской флотилии, позднее перешедший к Товариществу Амурского пароходства. Это первое паровое судно, совершившее плавания по реке Сунгари в 1864 и 1866 годах. Экспедиция 1866 года была задумана военным губернатором Амурской области генерал-майором Николаем Буссе со следующими целями: закупить партию маньчжурского хлеба для войск Приамурья, расположить население внутренних районов Маньчжурии к России и заявить право русских судов на свободное плавание по всему течению Сунгари. Начальником экспедиции был назначен отставной полковник Хилковский.

Среди наград Николая Хилковского – ордена Святого Владимира 4-й степени (1856), Святого Станислава 2-й степени (1858), Святой Анны 3-й степени (1852) и знак отличия за 15 лет службы (1850).

Ну и это ещё не всё. Отставной полковник, инженер-технолог по образованию, корреспондент Русского Географического общества, Николай Александрович Хилковский в 1864 году получил разрешение на поиск и разработку каменного угля в Нерчинском округе. Он понимал важность этого дела для государства, занимаясь разведкой угля «под надзором, по распоряжению Горного начальника с целью наблюдения за безопасностью производимых работ и предотвращению рабочих от несчастья».

Пройдут годы, и в 1887 году Хилковский заявит о нахождении им залежей каменного угля на казачьих землях около села Мирсаново на левом берегу Шилки. Это станет открытием будущего Холбонского месторождения.

Сын

На продвижение важного дела (вот они – чиновничьи препоны!) уйдёт почти десяток лет: лишь в 1896 году сын Николая Александровича Василий Хилковский (ок. 1870 - ок. 1922) заключит договор с Кабинетом Его Императорского Величества на разработку каменного угля. Но средств не было. Отцовская суконная фабрика сгорела в 1886-м. Убытки составили 50 тысяч рублей, и восстановить фабрику за свой счёт Хилковский уже не смог, а Войсковое правление ЗКВ помощь ему не оказало.

Продолжив дело отца по выведению и разведению забайкальской лошади, Василий Хилковский в 1899 году на сельскохозяйственной и промышленной выставке в Чите получил серебряную медаль. Но Хилковские арендовали земли для своего табуна, насчитывавшего до 900 голов, перегоняли их с места на место, отстраиваясь заново. Руководство Забайкальского казачьего войска всё время отвечало отказом на просьбы дать пустующие земли в долгосрочную аренду с обязательством в качестве платы поставлять ЗКВ лошадей выведенной породы. Заводчики  обращались в Войсковое хозяйственное правление, к Амурскому генерал-губернатору и в комиссию Куломзина, но безрезультатно. Позиция казачьего начальства привела к тому, что начатое большое дело по улучшению местной породы лошадей было утрачено к 1904 году. И теперь для пополнения конского поголовья забайкальское казачество было вынуждено покупать лошадей в Западной Сибири и в Европейской России.

В итоге в 1906 году право добычи угля Холбонского месторождения было передано новому хозяину – Управлению Забайкальской железной дороги. Как арендатор Хилковский  был разорён, а его имущество конфисковано.

Василий Николаевич Хилковский был не только конезаводчиком, предпринимателем, юристом, но и журналистом и литератором. Его стихи печатались в газете «Байкал», выходившей в Кяхте. Как журналист он многие годы поднимал темы степного скотоводства, писал о проблемах агрономии, болезнях животных, развитии коневодства, публикуясь под псевдонимом Аргунец в газете «Забайкальская новь».

…Вот и всё, если коротко, о Хилковских - людях необычайно энергичных и талантливых. Стоило только задрать голову повыше, чтобы разглядеть табличку на доме, построенном в Чите в 1908 году.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах