194

Геннадий Щукин: о службе в Афганистане, о везении и фарси

15 февраля – День окончания вывода войск из Афганистана. В длившемся с 1979 по 1989 годы военном конфликте приняли участие многие, в том числе сотрудники КГБ СССР. Среди них – Геннадий Щукин, возглавляющий сейчас Совет ветеранов Читы.
В наше время появилось много информации о том, что «всё было зря», что «Советский Союз проиграл эту войну». Мы попросили Геннадия Леонидовича поделиться своими воспоминаниями о службе в Афганистане и своим взглядом на прошедшие события.

Миссия добра

Елена Лоскутникова, «АиФ-Забайкалье»: - Как вы отнеслись к тому, что Съезд народных депутатов Верховного Совета СССР в 1989 году осудил ввод советских войск в Афганистан?
Геннадий Щукина: – Некоторые пытаются сейчас доказать, что одна из причин развала Советского Союза – военные действия в Афганистане. Это далеко не так. Мы выполняли миротворческую миссию, помогали афганскому народу наладить мирную жизнь в стране, и больших экономических затрат
на содержание нашего военного контингента Советский Союз не понёс.
 
Фото: АиФ
– У вас нет обиды на государство, которое отправило тысячи солдат и офицеров в совершенно
незнакомую страну с не очень понятной на тот момент целью?
– Цель была понятная: оказание помощи молодому афганскому правительству в становлении народной власти и предотвращении внешних воздействий со стороны других государств. Это была миссия добра. И народ афганский до сих пор чтит и помнит наших солдат и офицеров.
Начальник службы безопасности провинции Нимруз, мой коллега по имени Мирали, рассказывал о том, что, если бы ещё на сутки задержали ввод советских войск, его бы расстреляли. По его словам, Амин Хафизулла (известный своей репрессивной политикой глава Афганистана) приказывал расстреливать в день по несколько человек, находящихся в заключении.
– Как так получилось, что из нашего региона вы – единственный, кого специально выучили перед
тем, как направить в Афганистан?
– В органы КГБ я попал по комсомольской путёвке. Начинал оперуполномоченным в Могочинском районе. В 1980 году меня попросили приехать в Читу, где и предложили пройти обучение в высшей школе КГБ СССР. Сразу сказали о том, что буду изучать традиции, историю, обычаи Южной Азии, персидский язык – фарси – и потом меня командируют в Афганистан.
К тому времени я был женат, в семье подрастали двое детей, но мысли отказаться не было. Как откажешься? Я тогда был заместителем начальника районного отдела КГБ. Да и жили мы другими принципами и идеалами: думали сначала о стране, об обществе и только потом о себе. Моя  семья, пока учился, два года жила со мной в столице и вернулась домой в Забайкалье, когда я вылетел в Афганистан, в провинцию Фарах.
 
Фото: АиФ
– Не страшно было туда ехать?
– Скорее, тревожно… Во время обучения в Москве мы выезжали в Ташкент, где общались с афганцами. Когда летел в Афганистан, у меня было хорошее представление о том, что ожидает и как надо будет действовать в той или иной обстановке.
– Вы говорите, что вам повезло: в районе, где служили, не велись боевые действия. Интересно,
почему?
– Я полгода был заместителем командира опергруппы, а оставшиеся полтора – старшим офицером связи, руководителем опергруппы в провинции Нимруз, что на границе с Ираном.
Действительно, за время моей службы советские войска в наш район не вводили. Здесь надо сказать: «Спасибо» нашему аппарату советников, в числе которых были и пограничники, и милиционеры. Наши слаженные действия позволяли в короткий срок установить народную власть во всех уездах провинции Нимруз.
Конечно, боевые действия осуществлялись, но – в виде разгрома бандгрупп, которые приходили с территории Ирана, были операции по пресечению их наркотрафика. Но одним из основных направлений нашей работы (особенно нашей группы советских органов безопасности) было ведение переговоров со старейшинами кишлаков, с вождями племён, родов по прекращению каких-либо выпадов, в том числе вооружённых, а также о возвращении к мирной жизни. Наша работа давала положительные результаты.
Когда наша погранбригада проходила вдоль границы с Ираном, постоянно были подрывы. За рейд 2–3 наши машины подрывались на минах. Мы проанализировали обстановку и обратились к старейшине кишлака, который был расположен в той местности. Подписали с ним соглашение об охране границы и содействии пограничникам. Я лично выезжал к нему, вручил оружие. У меня в альбоме и сейчас хранится фотография, запечатлевшая то событие. С тех пор подрывы наших машин прекратились.
Мы подружились с тем старейшиной, и потом я с товарищами часто приезжал к нему. Нас встречали и угощали, как самых дорогих гостей.
– Как население провинции, в которой вы служили, отнеслись к вводу советских войск в Афганистан? Я знаю, что некоторые считали, что «пришли убивать всех».
– Вначале противниками народной власти, в том числе из Ирана и Пакистана, была развёрнута большая пропагандистская работа о том, что Советский Союза хочет оккупировать Афганистан,уничтожить ислам  и всех мусульман подвергнуть репрессиям. Результат этой пропаганды наглядно наблюдался в нашей провинции, где большая часть населения перешла в Иран. Задача руководства провинции была вернуть население обратно, так как за границей оно подвергалось «обработке» со стороны моджахедов, вовлекалось в формирование бандгрупп и забрасывалось обратно в Афганистан. Эту задачу руководство провинции и мои сотрудники органов госбезопасности решали успешно: народ возвращался в свои кишлаки и к мирной жизни.
 
Фото: АиФ

Нет работы – взял оружие?

– Говорят, что в фильмах «Афганский излом», «9 рота» показывают неправду, когда наши зачищают кишлаки. Вы согласны?
– Фильмы эти я смотрел, они хорошие… Нормальные. В них отражена деятельность наших воинов-интернационалистов, которые участвовали в боевых действиях, уничтожали вооружённые группы афганских моджахедов.
Приведу пример, когда мирным путём получилось решить один из назревающих конфликтов. Было два брата, один из которых возглавлял банду, а другой служил офицером милиции. Я заинтересовался этой ситуацией, и мне объяснили: у Валидота был конфликт с губернатором, который не давал возможность ему трудоустроиться. Что оставалось парню, кроме того, как взять оружие и сформировать группировку. Я встретился с ним, убедил вернуться к мирной жизни и помог найти работу. Я договорился с афганскими коллегами в Кабуле, чтобы его взяли на работу в ХАД (это служба государственной безопасности). Он был назначен начальником камеры предварительного заключения. Потом работал со мной, сопровождал во всех операциях, что придавало чувство надёжного плеча рядом.
Кстати, за службу в Афганистане я получил медаль «За отвагу» и орден Славы демократической республики Афганистан. Очень дорогие для меня награды!
– А какие-нибудь смешные случаи запомнились?
– Первое время я не понимал, почему афганские коллеги каждый раз при встрече соскакивали со своего места, бежали ко мне приветствовать. Радовались встрече, обнимались, чуть ли не расцеловать хотели. Сколько бы раз за день я с ними не встречался, каждый раз вот так… Оказывается, так они выражали своё уважение к советским коллегам. Я объяснял, что не надо каждый раз горячо приветствовать, достаточно одного раза утром.
– В одном из интервью вы сказали о том, что в вашей жизни «было два Афганистана: один
настоящий, второй – Петровск-Забайкальский». Почему так?
– После возвращения из Афганистана, я несколько лет служил в управлении КГБ, затем – начальников отдела в Петровске-Забайкальском. В 1992 году ушёл на пенсию. Потом мне предложили возглавить межрайонный отдел налоговой полиции. В 1996 году посоветовали выставить свою кандидатуру на пост главы города. Это были первые всенародные выборы глав муниципальных образований. Петровчане меня избрали… А потом ещё дважды.
На посту главы Петровска-Забайкальского приходилось решать сложные вопросы спасения города, сохранения экономики, обеспечение жителей теплом. Получилось так, что металлургический завод остановился, ТЭЦ была на грани закрытия. Мы за лето поставили 14 котельных в городе и свыше 20 котлов. Продержались две зимы. Затем забрали ТЭЦ в собственность муниципалитета, провели её реконструкцию, поставили котлы. Сейчас город не испытывает проблем с теплом. Опыт, полученный в Афганистане, научил меня быстро оценивать ситуацию, принимать единственно верные решения, интуитивно чувствовать людей.
…Я поздравляю всех, кто служил в Афганистане! Желаю крепкого здоровья, оптимизма, удачи в делах. Общайтесь с подрастающим поколением, рассказывайте правдивые истории своей героической службы!
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах