aif.ru counter
219

Чита была «Москвой сибирской»?

Краевед, журналист и автор книги «Когда Читы была Москвой сибирской» Ирина Баринова рассказыват о своём издании, сравнивает столицу Забайкальского края с тем, какой она была раньше и какая сейчас, делится детскими воспоминаниями.

Через себя и своих близких

Елена Лоскутникова, «АиФ-Забайкалье»: - Ирина Степановна, сколько потребовалось времени, чтобы написать эту книгу?
Ирина Баринова: -Я родилась в Чите в конце 50-х. В крови «намешано» много: среди предков и прибалты, и эвенки, и русские – таковы реалии нашего, в прошлом ссыльнокаторжного, края. Родители привили любовь к литературе, и с ней в моей жизни связано многое.
Первая часть профессиональной жизни была отдана работе в киносети и кинопрокате, вторая – журналистике. В редакции газеты «Экстра» я проработала двадцать лет. Писала много, а особая тема для меня - «Чита историческая». Эта работа потребовала архивных поисков, изучения краеведческой литературы и реализовалась сначала в газетных очерках о жизни старой Читы, а потом – в книге «Когда Чита была Москвой сибирской». То есть, материалы на книгу накапливались не одно десятилетие. Эта захватывающая тема не оставляет меня и сейчас: я продолжаю публиковаться в местных СМИ, рассказывю своим читателям о событиях городской жизни столетней и более давности.
- Ваша книга – это история города, сплетённая с личными воспоминаниями. Какие из них самые яркие из них.
- Книга рассказывает о жизни горожан конца XIX - начала XX века. Например, в очерке о первых читинских гостиницах есть история отеля «Окуловское подворье». А в полуподвале этого красивейшего дома, построенного в 1911 году на углу Амурской и Якутской (ныне Николая Островского) промышленником и коммерсантом Яковом Ефимовичем Окуловым, жили мои дедушка и бабушка. Там родился мой отец. Мальчишкой он бегал в театр кукол, который размещался в этом доме в 30-е годы. Там жили, поженившись, мои родители. Так что «Окуловское подворье» и моё детство неразделимо связаны. А рядом – Банное озеро с его историей, да и вся улица Амурская, на которой 34 объекта культурного наследия. И невозможно удержаться, когда детские и юношеские воспоминания обязательно связаны с какой-то «исторической фактурой».
Мне не хочется выделять какие-то из этих воспоминаний, всё это есть в книге, ведь историю своего города я как бы пропустила через себя, своих родных и близких.

Дома стоят. Память жива

- Какие места, улицы или здания в столице края ваши любимые?
- С детства люблю улицу Анохина (бывшую Коротковскую). Здесь хорошо гулять весенним вечером, изредка касаясь ладонью шершавых кирпичей купеческих особняков. Их хозяева когда-то сделали немало, чтобы Чита стала «Москвой сибирской». Редко кто из них прожил долго и в благости: и в нищете умирали, и в эмиграции, и в репрессиях были погублены. А дома их стоят. И в памяти они живы.
Или улица Николая Островского. Когда родители получили здесь новую квартиру, улица ещё называлась Якутской. Напротив нашего дома стоял (да и сейчас стоит) шикарный краснокирпичный особняк. В детстве он нас, ребятишек, немного пугал – был он тогда мрачноват и, простите, вонюч (пах всякой хлоркой-карболкой), но, в то же время, и интересовал, так как уже в те времена там размещалась «ветеринарка» (ныне Забайкальская краевая ветеринарная лаборатория), куда горожане тащили на лечение больных животных – мяукающих, лающих, хрюкающих. Удивительно, как не цепляли мы всякую заразу, бесконечно таская на руках лишаистых котят и щенят... Дому этому более  110 лет. Он был построен как доходный в 1907 году и принадлежал очень богатому читинцу Алексею Фёдоровичу Соловьёву.
Люблю улицу Забайкальского рабочего (ранее Енисейскую), по которой, вдоль деревянных домов с красивыми ставнями, аккуратными крылечками в облаках черёмухового и сиреневого цвета, я 10 лет ходила в школу. Тогда эта улица была чистой, по-деревенски уютной. Вот только всегда выделалась на ней шикарная, с великолепной резьбой, усадьба читинского мещанина Ицко Шпанера.
- Вы сожалеете о том, что Чита меняется, становится современным, но некомфортным для проживания городом?
- Я понимаю, что комфортный город – это умный, технологичный город. До такого нам ещё далеко. Конечно, Чита меняется и никогда не будет прежней, её нельзя «законсервировать». Но обидно, что город, в потугах стать современным, лишается индивидуальности. И больше всего поражает равнодушие. Стоит взглянуть на пластиковые окна в особняке купца Мануэля ЕгоровичаТруфанова на улице Анохина или пройтись по разбитым тротуарам улицы Амурской, и всё станет ясно.

Сама себе критик

- В своей книге вы рассказываете о городской жизни начала 20 века. Что вас особенно впечатляет в той Чите?
- Люди. Читинцы, которые меняли жизнь нашего провинциального городка. Не только те, кто делал Читу каменной или строил железную дорогу. Удивительно, но в городе, пыльном от песка, большую часть года скованном морозом, уже в начале 20 века жители, например, не просто понимали прелесть цветов, но и имели большие возможности в их приобретении. Цветочные семена, луковицы, плодовые деревья и кустарники, комнатные растения – всё это в Читу доставлялось для устройства цветников, садов, парков и украшения домов.
Или, к примеру, читинский купец Павел Митрофанович Митрофанов. Он взял в аренду городской сад и многое сделал для его благоустройства. В устье Молоковки у него был хутор, где он выращивал саженцы, которыми озеленял город.
- Перед тем, как напечатать тираж, вы в социальных сетях опубликовали отрывок книги и попросили оценить его. Помните отзывы?
- Нет, тогда до печати тиража было ещё далеко. Но я действительно сообщила, что работаю над книгой, и хотел выяснить, нужна ли книга, будет ли она интересна читателям. Отзывы, поддерживающие моё решение, были в основном такого содержания: «Конечно, пишите! Настоящее в неразрывной связи с прошлым, и эту связь нельзя терять». Собственно, они и «подстегнули» к дальнейшей работе.
- …И ни одного замечания?
- Честно говоря, не помню. Знаете, самый серьёзный критик у меня – я сама. Признаюсь, я – «самоед», дотошный, въедливый и сомневающийся.
- Вы стали финалистом Общероссийской литературной премии «Дальний Восток» имени Арсеньева. Неожиданное признание?
- Это была не моя инициатива. Так получилось. Но я искренне радовалась, когда книга вошла в номинации «Короткая проза» сначала в лонг-лист премии, потом в шорт- лист. А в конце прошлого года пришло приглашение в Москву на церемонию объявления и награждения лауреатов.
О признании говорить, наверное, не мне, а читателям, но я много трудилась. Надеюсь, не зря.
- Пофантазируем немного? Наше интервью выходит накануне Дня города. Если бы вы были главой администрации Читы, то…
- Вот уж и правда, фантазия… Но, я бы постаралась принимать продуманные и обоснованные решения в поисках ответа на вопрос, как сохранить исторический облик Читы и только ей присущую самобытность. А для этого чаще советовалась бы с  краеведами, строителями, архитекторами, блогерами, общественностью. Ведь только в сочетании прошлого, настоящего и будущего наш город может жить и развиваться.
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах