Примерное время чтения: 11 минут
247

Горы черепов на дороге. Жители ДНТ под Читой живут на останках

Анастасия Раевская / АиФ

Горы черепов — часто вы видите такой пейзаж? Скорее эпизод из фильма ужасов. Жители Читинского района в Забайкалье столкнулись с этой ситуацией в своей жизни — поле за их населённым пунктом завалено останками. Из ориентиров у корреспондента chita.aif.ru было только название ДНТ «Казачий хутор» и видео из социальных сетей. Так она направилась на поиски останков в ночи.

Автостоп. Грузовик и гора черепов

На поле возле ДНТ в Чите кто-то устроил стихийный скотомогильник.
На поле возле ДНТ в Чите кто-то устроил стихийный скотомогильник. Фото: АиФ/ Анастасия Раевская

«Рожки да ножки» остались от местной фауны пригородного района. Это всё, что я знала, выходя из редакции, о ДНТ «Казачий хутор». Ещё была информация о расписании автобуса № 8, который, судя по всезнающему «гуглу», едет именно в это место, однако бывает это всего три раза в день. И вот время 16.00, автобус отходит от городского вокзала. Сажусь. Мимо проносятся городские пейзажи, за ними село Угдан, а дальше бескрайняя забайкальская степь. Доезжаем до кольца, и я узнаю, что автобус сейчас в «Казачий хутор» не поедет — нет возможности.

— Девушка, вы выходите на кольце, а там ещё километра 2–3 пешком, и будете на месте, — говорит мне водитель.

Делать нечего, выхожу прямиком на трассу Чита — Иркутск. Иду вдоль дороги, а поход девушки в белой шубе и на каблуках сопровождается сигналами дальнобойщиков. «Наверняка приняли за представительницу первой древнейшей», — думаю я. Следом за ними помочь мне решился мужчина на обычной легковушке.

Зная поездки автостопом, спокойно и без лишней мысли сажусь к нему. Окидываю взглядом машину, понимаю, что в случае нападения смогу выбраться — дверь с пассажирской стороны немного приоткрыта. Поездка началась благополучно, он расспрашивал меня о цели визита, но помочь с поиском черепов не смог — проезжал мимо.

На половине пути мужчина решил, чтобы я, наверное, расплатилась, как говорят «натурой». После нарушений моего личного пространства его руками, он получил пощёчину и с криками отправил меня пройтись пешком. Что ж, довёз хотя бы половину пути, и на том спасибо, и вам того же! Оставшийся путь я прошла пешком, долго, но безопаснее. На другой стороне дороги появились дома. Я направилась к ним и первое, что увидела— вывеска-указатель есть, администрация тоже, а на улице из живого — собаки, из мёртвого — то, что мне и нужно найти.

В сумерках поле с черепами выглядит завораживающе.
В сумерках поле с черепами выглядит завораживающе. Фото: АиФ/ Анастасия Раевская

Местный магазинчик «Хуторок» стоит прямо возле администрации, ассортимент здесь обычный — изысков нет, но вещи первой необходимости найти можно. Пытаюсь разговорить продавца, но о складе черепов он ничего не знает. Тогда действуем по плану «само как-нибудь».

Иду вдоль улиц и ищу людей. На улице начинает смеркаться, но в ДНТ есть фонари, они освещают дорогу. Наконец нахожу оживлённую просёлочную дорогу, водители не спешат останавливаться. Мимо проезжает десяток машин, и тут тормозит автобус с детьми, водитель объясняет мне дорогу. Оказалось, импровизированное кладбище довольно неблизко. Решаю вновь ловить попутку. Первым оказался мужчина на грузовике с кузовом, полным канистр с водой.

— Я, конечно, могу немного провезти, туда не повезу, но до середины посёлка, в кузове поедешь? — спрашивает улыбчивый невысокий мужчина.

— Спасибо, поеду, конечно! — отвечаю я и запрыгиваю на каблуках в кузов.

Проехали мы немного, затем вновь началось пешее путешествие. Следующей попуткой оказался не менее заполненный грузовичок, но с местом в кабине. За рулём был мужчина, на пассажирском — его девушка, а на части сидения уместилась я. Целью визита пара заинтересовалась, они вместе со мной направились искать черепа.

Мы выехали за ДНТ, а затем обнаружили в темноте что-то светлое. Это и была моя находка. Около 30 черепов лежали в темноте прямо за населённым пунктом. Замерзшая, уставшая, но черепам я так в своей жизни ещё не радовалась. Сделав фотографии останков, поняла, что здесь не только коровы — лежат и лошадиные головы. Других частей тела здесь больше нет. Мы отправились в сторону города. До дома я добралась тем же путём — палец вверх и на федеральную трассу. Попалась миловидная женщина, и мы спокойно доехали до моего микрорайона. На этом путешествие по вечернему «Казачьему хутору» закончилось.

Черепа — можно, кладбище — нельзя

На поле встречались черепа и коров, и лошадей.
На поле встречались черепа и коров, и лошадей. Фото: АиФ/ Анастасия Раевская

Мимо проносился уже засыпающий город, и тут я поняла, что это было моё второе дежурство на останках животных. Первое случилось во время сноса кладбища домашних животных в Чите. Резонный вопрос, почему кладбище — это незаконно и суд, а черепа возле жилых домов — норма и скотомогильник.

На этот счёт жители «Казачьего хутора» делились со мной размышлениями. Некоторые из них считают, что жить рядом с черепами идея не из лучших, а другие просто не обращают на них никакого внимания, ведь гора костей лежит не в самом ДНТ, а значит их не касается. В одном они сошлись наверняка — законного скотомогильника здесь нет. В министерстве природных ресурсов региона заявили, что такие вопросы относят к государственной ветеринарной службе, дозвониться до последней нам на момент публикации не удалось. Тогда будем разбираться самостоятельно.

У всех биологических отходов есть класс опасности. Кости животных его тоже имеют, они относятся ко второму классу. Значит, что они высоко опасные и утилизировать их может только организация со специальной лицензией на это. Мы видим лежащие в траве черепушки и понимаем, что какой-либо ветеринарной компании здесь не было, в лучшем случае фермер после забоя погрузил останки в свой грузовичок и вывез за город.

Несмотря на это, для скота есть специальные могильники во многих деревнях. Как-то я бывала на таком в Газимуро-Заводском районе. Картина играющих костями детей, которые собирали из останков высоченную пирамидку, безусловно, впечатлила. Здесь, конечно, детей пока не было, но, думаю, и до этого недалеко. Скотомогильники тоже организовывают по определённым правилам. Выглядит это так: местная администрация вместе с санитарно-эпидемиологическим надзором выбирают участок, он не может находиться в воде или в лесу, место сбора останков должно быть на сухой возвышенности. При этом он может быть в километре от жилых домов, и вокруг него необходим забор.

Сравниваем с нашей находкой — выполняется только одно условие: черепа, действительно, лежат более чем в километре от жилой зоны.

Получается, кости в «Казачьем хуторе» — это что-то похожее на египетские пирамиды, они есть, но откуда появились — загадка.

Как бы кощунственно ни звучало, но тела людей тоже относят к биологическим отходам, однако их хоронят в землю, но здесь в силу вступает уже другая норма — религиозные и ритуальные захоронения в России не запрещены, поэтому для этого отводят специальные места и строят крематории.

Иногда, трупы хоронят и в воде. Делают это зачастую моряки, если человек умер на корабле, необходимо свидетельство о его кончине, которое может сделать начальник корабельной медицинской службы. Тело заворачивают в парусиновый саван, проводят ритуальные мероприятия, а потом опускают в воду, фиксируют координаты и делают свидетельство о погребении.

С животными никто особо не заморачивается, но черепушки явно не радуют глаз, когда вы прогуливаетесь по своему милому и вполне обустроенному ДНТ. И не каждый был бы так счастлив горе черепов, как я, корреспондент. Природу стоит всё-таки беречь, и раз уж мы убираем кладбище домашних животных из-за вреда экологии, то давайте уберём и двойные стандарты вместе с черепами на «Казачьем хуторе».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах